May 22nd, 2012

Кто такой Хазин?

Оригинал взят у a_nikonov в Кто такой Хазин?
Мне тут сбросили ссылку на очередное выступление Хазина. Хазина я люблю: он смешной. Поэтому слушаю. И вот что услышал на сей раз...
Хазин на голубом глазу заявил, что "поскольку в социалистическом СССР была плановая система, эффективность ее по сравнению с капиталистической была выше." 

[Что ж, посмотрим, насколько эффективной была экономика СССР]

"Советский Союз, добывая в 8 раз больше железной руды, чем США, выплавлял из этой руды всего втрое больше чугуна, а стали из этого чугуна – всего вдвое больше. При этом машин из этого металла производил (по стоимости) примерно столько же, сколько США! В СССР потребление сырья и энергии в расчете на единицу конечной продукции было в 1,6 и 2,1 больше, чем в США. Средний срок строительства промышленного предприятия в СССР превышал 10 лет, в США – меньше чем два года. В расчете на единицу конечного продукта СССР расходовал в 1980 году стали в 1,8 раза больше, чем в США, цемента – в 2,3 раза, минеральных удобрений – в 7,6 раза, лесопродуктов – в 1,5 раза. СССР производил в 16 раз больше зерноуборочных комбайнов, чем США, при этом собирал намного меньше зерна и поставил себя в зависимость от его поставок по импорту.
Идеи осуществления крупномасштабных, амбициозных и экономически не просчитанных проектов в сознании советских лидеров возникали регулярно. В 1963 году, когда страна уже начала закупать зерно за границей, Н.Хрущев предложил вернуться к проекту строительства дороги из Комсомольска на Сахалин. Многие проекты, в которые вкладывались значительные ресурсы, оказывались либо малоэффективными, либо бессмысленными. Характерный пример – мелиоративное строительство. По объему капитальных вложений эта отрасль опережала легкую промышленность. В 1986–1990 годах для нужд мелиоративного строительства предполагалось произвести 35 тысяч экскаваторов, 32 тысячи бульдозеров, 10 тысяч тракторов типа К-700, 4,4 тысячи тракторов тяглового класса 10 тонн и выше, 22 тысячи скреперов, 6,3 тысячи автомобильных кранов и т.д.
Всем газетам, радио и телевидению, кинематографистам и писателям “было поручено обеспечить освещение достижений в мелиоративном строительстве и эффективность мелиорации в реализации Продовольственной программы в СССР”. Но результаты этой циклопической деятельности были ничтожными. С течением времени объемы выбывающих орошаемых и осушаемых площадей почти сравнялись с объемами вводимых. После принятия решения о прекращении работы по переброске северных и сибирских рек в южные районы страны пришлось принимать постановление о списании связанных с ним масштабных затрат на проектные разработки. А ведь формально все эти расходы создавали советский ВВП!"
Егор Гайдар "Уроки СССР"

Ну, про то, что мелиорация, как и сельское хозяйство, было черной дырой, все, кто жил в СССР, знает. А я приведу еще пару примеров.

Вот некий Марсель-из-Казани делится в своем ЖЖ: "...в случайно попавшем номере газеты "Труд" конца 1980-х гг. описан пример... железнодорожные пути Москвы забиты неразгруженными составами, потому что у трёх ведомств разные планы и показатели: 1) железнодорожники измеряют свою работу перевезенными вагонами, потому им выгодней, чтобы разгружали сначала легкие вагоны, 2) грузчикам план дан в тоннах, а потому они хотят сначала разгружать тяжелые вагоны, 3) у транспортников план в тоннокилометрах, а потому им выгоднее разгружать то, что потом везти подальше. И им ведь трудно договориться, ибо нужно выполнять план! Не выполнишь план, полетишь с работы, а потому не заботит, что дело — разгрузка и вывоз грузов — стоит, а заботит только выполнение узкой части работ, прописанных в плане."

А вот маленький отрывочек из книги Виктора Шмакова «Экология общества»:
«В 1976 году мы с туристической группой спускались на надувных плотах по речке Юрюзань. Уральская река, горная, сплавная, то есть по ней сплавлялся лес. В течение почти двух недель мы плыли среди спиленных и сброшенных в воду брёвен. Слышно было как на склонах гор, не переставая работали бензопилы. Большущие бульдозеры сталкивали спиленный лес в реку.
И вот, километров за 7 до впадения Юрюзани в Павловское водохранилище (оно искусственное, на реке Уфа) мы вечером обнаруживаем, что на берегах как-то сконцентрировались стоянки таких же, как мы туристских групп. Обычно-то мы, выбирая место стоянки, отплывали на сотню-две метров и останавливались. А тут все остановились рядом друг с другом. Спрашиваем, в чём дело. Отвечают: затор. Ладно, разбили палатки, переночевали. 
Утром пошли на разведку. Я такого никогда не видывал! Река сплошь – от берега до берега и до самого дна забита брёвнами! Река не из воды, а из брёвен! По этому сплошному массиву можно ездить на тракторе. Мы по нему и пошли в сторону водохранилища. Прошли километра три-четыре, видим – посреди реки большой плавучий кран, пробирается на чистую воду к водохранилищу. Берёт впереди себя огромными клешнями-захватами охапку брёвен, переносит их назад, бросает, берёт следующую охапку и т.д. Мы спросили у машиниста о смысле этой работы. Он говорит, что пробирается так уже третий год, до чистой воды ещё года два-три.
Пошли дальше. В месте впадения Юрюзани в Павловское водохранилище река перегорожена сетью из мощных якорных цепей: по водохранилищу ходили пассажирские суда на подводных крыльях (тип "Заря") и для них крайне опасным могло быть столкновение с "топляком" (это бревно, пролежавшее годы в воде, плавает практически под водой, как правило в наклонном состоянии – один конец близко к поверхности воды). Но сеть не спасала – топляки в водохранилище всё равно попадались.
Неподалеку плавали плавучие краны, они брали из воды брёвна, выволакивали их на берег, а бригады рабочих загружали бревна на железнодорожные платформы. Причём скорость выемки брёвен из воды была, существенно ниже скорости заготовки и поступления леса.
А там, в верховьях реки лесорубы ВЫПОЛНЯЛИ ПЛАН, получали зарплату за ненужную и вредную (!) работу, боролись за переходящие знамёна ударников социалистического труда... Вид этой загубленной реки уже тридцать с лишним лет стоит перед глазами.
Мало того, большая часть леса, погруженного на железнодорожные платформы, отправлялась потом на переработку за несколько тысяч километров в северокавказские республики, там из брёвен получали доски и брусья, и эту продукцию везли уже к нам, обратно… Кстати, мне потом знакомые рассказывали, что такие же реки они видели в Карелии, в Сибири.»

Вот такова была эффективная социалистическая экономика. И теперь скажите мне, кто после этого Хазин?